Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

На велосипеде по тундре и горам

17.09.2017, 4:46      Новости Сыктывкара

Ухтинец Владимир Ольшевский проложил заполярный веломаршрут Очередную экстремальную экспедицию совершил минувшим летом ухтинский велопутешественник Владимир Ольшевский. В этом году он на велосипеде объехал окрестности Воркуты, побывал в заброшенном поселке Хальмер-Ю и поднялся на Полярный Урал. Как рассказал ухтинец «Республике», его «большое полярное путешествие» уложилось в пять дней в конце июля.

– Мне кажется, что самые счастливые люди в России живут у нас, на севере. Ведь только здесь можно увидеть по-настоящему дикую природу, попасть в царство непуганых зверей и погрузиться в атмосферу спокойствия, – уверен путешественник. – Чем тяжелее дорога и окружающий быт, тем быстрее идет процесс «погружения». Здесь есть такие неизведанные места, где если и можно встретить человека, то очень редко. Здесь не бывает случайных людей. Только местные жители и неутомимые туристы-путешественники. Однажды я обнаружил, что всю жизнь прожил на севере, а тундру даже из окна поезда ни разу не видел. Это упущение требовалось срочно исправить. Владимир Ольшевский не стал откладывать путешествие и оперативно составил план покорения тундры на велосипеде. Компанию ему на часть пути согласились составить трое воркутинских велосипедистов, с которыми он познакомился на воркутинском велосайте. С ними ухтинец впервые встретился во время воркутинской велоночи, в которой участвовал. Вместе с единомышленниками он запланировал посетить известный заброшенный поселок Хальмер-Ю и военный Пембойский полигон. После этого воркутинцы должны были вернуться домой, а Владимир Ольшевский по тундре выехать на грунтовку, к бованенковской трассе газопровода, и покорить самую северную вершину Полярного Урала – Константинов Камень (492 метра). После этого он планировал найти место авиакатастрофы Ан-2 – эта трагедия в 1995 году оборвала жизни двух пилотов. И под конец маршрута найти затерявшиеся в горах сакральные языческие места ненцев – озеро Емынг-Лор и древнее капище. После этого по бованенковской грунтовке вернуться в Воркуту. Практически весь этот план удалось осуществить. Шестьдесят километров тундры от Воркуты до поселка Хальмер-Ю четверо велосипедистов проехали по железнодорожной насыпи, которая осталась от узкоколейки, построенной в середине прошлого века. Ехали ночью, благо что было светло. В час ночи наткнулись на выводок зайчат, которые резвились и не обращали на людей никакого внимания. Бывший поселок городского типа Хальмер-Ю был официально закрыт еще в 1996 году. Хальмер-Ю в переводе с ненецкого языка означает «Река в долине смерти», или «Мертвый узел». Первые буровые бригады начали здесь работать во время Великой Отечественной войны. В 1957 году там открылась угольная шахта. В конце 1993 года правительство России приняло постановление о ликвидации шахты. После закрытия поселка его территория используется как военный полигон под условным названием «Пембой». 17 августа 2005 года в ходе учений стратегической авиации бомбардировщик Ту-160, на борту которого находился Владимир Путин, произвел запуск трех ракет по зданию бывшего Дома культуры поселка. – Конечно, испытания – вещь нужная, но чувства людей, для которых эти места являются родными, тоже можно понять, – отметил путешественник. – Воронку на месте падения ракеты и развалины мы подробно исследовали. Туристы разбили лагерь на берегу реки Хальмер-ю. Место было удобное, с видом на поселок. Рядом чистая вода, а ветер спасал от мошки и комаров. Здесь было решено оставить все снаряжение и налегке проехать на велосипедах двадцать километров до Пембойской гряды. – Тундра встретила нас буйством красок, – описывает путешествие Владимир Ольшевский. – Природа Заполярья пыталась по максимуму использовать теплые денечки короткого северного лета. А вдали, на фоне Уральских гор, паслись олени, с удивлением посматривая на людей с железными конями. Без приключений добрались до гряды Пембой. Это небольшой хребет, который протягивается узкой, слегка изогнутой семикилометровой полосой с юго-запада на северо-восток. Максимальная высотная отметка 420 метров – это гора Пембой.

– Формы морозного выветривания, скальные образования высотой до двадцати метров – столбы, колонны, карнизы, навесы, осложненные нишами и бороздами, непрерывной чередой протянулись на участке более трех километров. Контуры скал напоминают то драконов, то человеческие фигуры, то амфору или перст, то каких-то зверей, – поделился впечатлениями ухтинец. – Целый каменный зоопарк. Была еще и античная амфора, и еще вроде как древний воин, что прислонился для отдыха к скале. Художественное воздействие усиливается тем, что наш объект находится среди плоского однообразного рельефа тундры. Добравшись на велосипедах до Пембоя, мы вдоволь налюбовались каменными причудами природы Заполярья. Мы разыскали у подножия ручей, вытекающий из каменного грота наверху. Передохнули и начали свое веловосхождение. Мы «проложили» в скалах небольшую «велодорожку» и добрались до самой вершины. Три часа исследовали это каменное чудо посреди тундры, затем обнаружили удобную расщелину и начали спуск. В лагерь возвращались уже поздним вечером. Путешественник отметил, что с вершины Пембоя (а это высота двадцатиэтажного дома) открывается отличная круговая панорама ландшафтов Большеземельской тундры. В ясную погоду хорошо виден Полярный Урал от своей крайней северо-восточной точки – гор Константинов Камень и Большой Минисей до вершины Пай-Ер на юге. На вершине Пембоя находятся вертолетная площадка и металлическая наблюдательная вышка. Вышка уже упала, а вот геодезической опорный знак еще прочно держится. Второй день экспедиции ее участники полностью посвятили изучению заброшенного поселка. Они пытались представить, как здесь жили и отдыхали люди. Как они растили детей и как работали в сложнейших условиях Заполярья, отдавая все свои силы на благо стране. После этого воркутинцы вернулись домой, а Владимир Ольшевский продолжил экспедицию на Полярный Урал в одиночестве. На бованенковскую трассу из тундры удалось выбраться в районе компрессорной станции по перекачке газа – в 120 километрах от Воркуты. – Последний день июля я встретил у подножия самой северной горы Полярного Урала, – рассказал он. – Передо мной возвышался Константинов Камень. Издалека вершина не кажется опасной. Да и высота-то небольшая – километра не будет. Однако, горы – это дело непредсказуемое. В принципе подниматься было не трудно. Каменная россыпь – курумник под ногами был довольно устойчив. Непосредственную опасность представляли его острые, как ножи, края. Причем это было опасно как для человека, так и для велосипеда. Перспектива оказаться с распоротыми велосипедными покрышками за полсотни километров от людей не очень приятная. Поэтому я не торопился и поднимался в течение двух часов. Так как раньше в горах бывать не приходилось, то впечатления у меня были достаточно сильные. Я всматривался вдаль, в бесконечные просторы тундры. Где-то на западе по грунтовке пылила машина. Далеко на севере была видна ниточка побережья Карского моря. А ведь это же Северный Ледовитый океан, и до него всего полсотни километров. А прямо передо мной – памятный знак, установленный на месте, которое 170 лет назад посетил знаменитый русский исследователь севера, геолог, минералог, географ Эрнст Гофман. Насладившись историческим моментом, начал спуск, который в очередной раз подтвердил известную истину: подъем действительно легче и безопаснее. И в конце спуска, обернувшись назад у подножия, я подумал: а горка-то действительно крутовата.

После восхождения на Константинов Камень ухтинец начал поиск места падения Ан-2. На месте трагедии, разыгравшейся двадцать два года назад, мало чего осталось. Однако и этого было достаточно, чтобы представить, какой силы был удар, унесший жизни двух пилотов. Лопасти толщиной в сантиметр были порваны, как бумага. – Печальное зрелище, которое открылось передо мной, действовало угнетающе, – поделился Владимир Ольшевский. – К тому же неожиданно поднялся сильнейший ветер, буквально сбивающий с ног. По неопытности я решил, что в горах это обычное дело. Не особо испугался. Но интуитивно принял решение спускаться вниз. И не идти к ненецкому языческому капищу, отложив его поиски на следующий раз. Позже оказалось, что решение было верным. Потому как в это самое время МЧС передало сообщение об усилении ветра. Ветра такой силы я не видел еще никогда. Останься я в горах подольше, думаю, меня бы просто сдуло. А так как связи здесь не было, я в счастливом неведении спокойно пошел искать свой любимый транспорт. Добравшись до велосипеда, уже валявшегося на камнях, я с трудом развернулся в сторону спуска. Так, держась друг за друга, мы благополучно скатились по леднику вниз в тундру. Чтобы вернуться в Воркуту, нужно было проехать на велосипеде около сотни километров. Но словам велосипедиста, это уже был ничем непримечательный чисто технический момент велопохода. Общая его продолжительность составила порядка четырех сотен километров по тундре и горам. Артур АРТЕЕВ Фото из архива Владимира ОЛЬШЕВСКОГО

Источник: respublika11.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования